Домой Политика Беззубая дипломатия

Беззубая дипломатия

Беззубая дипломатия

Тут, между прочим, юбилей подкрался незаметно. Ну как незаметно? После поправки школьником президента РФ Северная война (не путать с «Семилетней»), наверняка, вновь возникла в нашей оперативной памяти. А её итогом был Ништадтский (нынче сей городок в Финляндии) мирный договор — заключённый, ратифицированный и отмеченный торжествами в Москве с 10 по 20 сентября 1721 года по новому стилю. А сразу после Сенат и Синод возложили на Петра I титул Императора, посему на географических картах взамен Русского царства появилась Российская империя. 300 лет тому назад.

Впрочем, сейчас не про фанфары и празднества, а про то давнее соглашение со Шведским королевством, за которое пришлось сражаться 21 год. Там было много чего локально-интересного. И амнистия «перебежчикам» — всем, кроме сторонников Мазепы. И дальнейшая беспошлинная торговля с бывшим противником, и… возврат ему Финляндии.

К победившей же стороне отходило: часть Карелии, расположенной к северу от Ладожского озера с Выборгом; Ингерманландия от Ладоги до Нарвы; Эстляндия с Ревелем; Лифляндия с Ригой, острова Эзель и Даго. Ингерманландия в 21 веке — преимущественно Ленинградская область, а что такое Эстляндия и Лифляндия, наши прибалтийские «непартнёры» в курсе.

Теперь о самом любопытном — пятом пункте Ништадтского договора: «его царское величество (то есть Петр I, пока ещё без императорского титула) обещает сумму двух миллионов ефимков заплатить». Кто не знает, эти самые «ефимки» своего рода этимологически-дальний родственник доллара.

Название восходит к серебряной монете Йоахимсталер от «Иоахимсталь» — долина Йоахима на территории нынешней Чехии — по месту её чеканки. У европейцев прижилась вторая часть слова — «талер». Отголоски звучали в датских и шведских далерах, голландских даалдерах, эфиопских талари, итальянских таллеро, фламандских далдерах. В английском языке «талер» трансформировался в доллар. А вот в России взяли на вооружение первую часть слова: «ефимками» (Йоахим — Ефим) именовали серебряные монеты крупного номинала.

Много ли, мало ли «два миллиона»? По тем денежкам курс одного «фимы» составлял 3 шведских далера, а согласно «Финансовой статистики Швеции в период 1719—2003 гг.» казна тогдашнего королевства насчитывала 6 миллионов шведских далеров. Таким образом, Россия отдала эквивалент годового бюджета Швеции. О чём имеется расписка короля Фредерика I русскому посланнику в Стокгольме князю Долгорукову — «получено сполна».

Сделка по тем временам — не подкопаешься, даже более чем великодушная со стороны победителя. «Умели воевать, но не умели заключать мир» © Отвоёванные земли были компенсированы экс-супостату с возвратом на тот момент «лишней» Финляндии. Казалось бы, к чему ворошить подобное прошлое, ведь там давно уже никого нет, и денег тех нет? А вот к чему.

Читать также:  Киев объявляет Москве войну в Приднестровье

Существует форма обструкции (от лат. obstructio «препятствие; запирание») известная как «итальянская забастовка» — дотошно-буквальное соблюдение логики различных инструкций, правил и факторов. Так, при учёте и сбережении каждой юридической буквы и даже исторической «запятой» любые «компенсационные» требования от России можно и должно эффективно парализовать, формально оставаясь в русле международных отношений. Только воспринимать их следует на всём протяжении, а не прерывать и отсчитывать с того момента, откуда выгодно нашим противникам на сегодняшний день. А то — цитата: «тут помню, тут не помню». Скажем, господа прибалты вожделеют «возмещений» от Российской Федерации? Так пусть возьмут от коллеги по Евросоюзу — Швеции, получившей когда-то деньги за эти территории. Сколько там с процентами за 300 лет набежало?

Наверняка по ту сторону российских границ возмутятся — абсурд! Ага. Однако, не больший, чем требования «компенсаций», составленных с «потолка» хотелок. Здесь же — чёткие цифры, подтверждённые документами, что выглядит хотя бы обоснованно. И, кстати, абсурд абсурдом, но не зря представители новых стран Балтии уже предпринимали неоднократные попытки оспорить смысл 5 пункта Ништадтского договора. По их мнению, ефимки уплатили вовсе не за «Ливонию», а «бонусом» к возвращённому Швеции княжеству Финляндскому. Ну типа победитель и земли отдал, и сверх того ещё и контрибуцию побеждённому выплатил. Абсурд? Но балтийским «политическим историкам» — по фигу!

Значит, или similia similibus curantur — лечи подобное подобным. Или уничтожай противное противным, принцип, тоже подмеченный с давних пор, когда к ожогу прикладывали холод. Прибалтика — лишь крошечный пример, частный случай, а по большому историческому счёту у российского МИДа, при желании, существует много возможностей устроить на «международных предприятиях», сессиях и сходках дипломатических дармоедов различные формы «итальянской забастовки» — выверенной обструкции, «затыкающей» недружественные выпады против национальных интересов при соблюдении формальных правил и сохранении логичной аргументации.

Почему же тогда МИДу проще подпустить условную Машу Захарову? Да потому что она хоть и может нагрубить, но по серьёзному «партнёров» не заденет. И потому, что «лавровщина» — логичное продолжение «козыревщины». При том — оправдывались и отступали, при этом — топчемся на месте и иногда невнятно грубим.