Домой Общество «Булочка Винни-Пуха»: Насколько состоятельна национальная идея России «по Пескову»

«Булочка Винни-Пуха»: Насколько состоятельна национальная идея России «по Пескову»

«Булочка Винни-Пуха»: Насколько состоятельна национальная идея России «по Пескову»

Если не вдаваться в нюансы и частности, то, как гласят открытые источники информации, в общих чертах национальная идея — это по большому счету то, ради чего существует тот или иной этнос или нация. Иными словами — объединяющая историческая миссия народа.

Когда речь заходит о национальной идее, скажем, США, тут все более или менее понятно. Долго и упорно культивируемое понятие «американской исключительности», как к нему ни относись, позволяет гражданам этого государства считать себя вершителями судеб всего мира.

Но когда речь заходит о национальной идее современной России, на ум почему-то приходит детский анекдот про жующего булочку Винни-Пуха и выпрашивающего кусочек Пятачка.

Помните?

— Винни, дай мне булочку!

— Это не булочка, это пирожок.

— Винни, дай пирожок!

— Это не пирожок, это пончик.

— Винни, ну дай пончик!

— Отстань, свинья, сам не знаешь, чего хочешь!

Почему именно эта ассоциация? Да вот почему.

«У нас есть национальная идея, ее формулировал президент… Национальная идея связана с универсальными ценностями для каждого человека. Из многообразия людей как раз и формируется наша страна», — заявил в ходе своего выступления на стартовавшем 1 сентября с.г. втором просветительском марафоне «Новое знание» пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков, добавив, что Россия «должна быть здоровой, современной, и в ней все хорошо должны жить».

И это при том, что еще в конце августа, выступая на съезде «Единой России», сам президент России Владимир Путин, обрисовывая национальную идею России, говорил, что это «крепкая, благополучная семья, в которой растут двое-трое-четверо и больше детей».

Интересно, что чуть больше года назад, в прошлом мае, на вопрос о том, в чем заключается национальная идея России, президент отвечал так: «Да, в патриотизме, думаю, тут ничего другого не может быть. Но патриотизм не должен быть квасным, затхлым и кислым».

Еще раньше, в феврале 2016 года, президент уверял, что единственно возможная национальна идея России не идеологизирована и не связана с деятельностью какой-то партии или какой-то страты в обществе. «Это связано с общим объединяющим началом. Если мы хотим жить лучше, нужно, чтобы страна была более привлекательной для всех граждан, более эффективной, и чиновничество, и госаппарат, и бизнес — все должны быть более эффективными. … И другой идеи мы не придумаем, и придумывать не надо, она есть», — констатировал он.

А еще раньше, в 2011 году, гарант Конституции в качестве национальной идеи апеллировал к Александру Солженицыну, говоря о «сбережение народа». В 2004 же году, в ходе встречи со своими доверенными лицами, Путин называл национальной идеей конкурентоспособность.

Впрочем, речь сейчас не столько о том, почему взгляды президента и его пресс-секретаря на национальную идею страны, мягко говоря, слабовато коррелируют между собой и постоянно трансформируются, сколько о том, тянут ли в принципе подобные утверждения, все эти «универсальные ценности для каждого человека» в формирующем нашу страну «многообразии людей», на национальную идею или нет?

— Я лично считаю, что все это не более, чем пустая болтовня, не стоящая на поверку и ломаного гроша, — поделился с «СП» собственным видением ситуации журналист, член совета «Левого фронта» Максим Шевченко. — Никакой настоящей национальной идеи у нынешней власти нет, а все ее «универсальные ценности» — это, на мой взгляд, только денежные знаки и удержание своего места любой ценой. Тут даже и обсуждать особо нечего.

«СП»: — А как же патриотизм, сбережение народа, чтобы в здоровой и современной России все хорошо жили? Это не национальные идеи?

— Какая может быть национальная идея, когда в стране нет нации? Когда уничтожаются все политические признаки нации — свобода слова, свобода собраний, свобода выбора? Да, есть какие-то политтехнологические циркуляры, которые пишет начальство, но по-настоящему сплотить страну сможет лишь свобода и справедливость, а не желания чиновников.

Читать также:  Крым тоже хочет построить город счастья, только не в тайге, а в степи

Нам надо бороться за гражданские права, которые, как я вижу, есть во всех современных странах мира, кроме нашей. Вот тогда из совокупности граждан появится нация, обладающая единым политическим устройством и устремленной в будущее волей. Тогда и национальная идея для ее сплочения в принципе окажется даже уже не нужна.

Пока же, я считаю, у нас ничего этого нет. Есть разрозненное, атомизированное население, лишенное прав и свобод, и есть группа господ чиновников, захватившая и удерживающая власть с помощью силовых структур. У них, видимо, какая-то своя, специфическая нация со своими идеями, потому что я лично, например, вообще не понимаю, о чем они говорят.

— В словах господина Пескова никакой национальной идеей даже и не пахнет, — высказал схожую точку зрения политик, общественный деятель, член КПРФ Вячеслав Тетёкин. — На мой взгляд, это всего лишь набор высокопарных универсальных сентенций из разряда «лучше быть здоровым и богатым, чем бедным и больным». Это применимо к любой стране мира, но никоим образом не отражает истинных национальных интересов России.

Что нам говорит марксистская теория? Что государство и нация воспринимаются через призму интересов правящего класса. А кто у нас нынче у власти? Олигархия и высшая бюрократия, срастающаяся с олигархатом. Их реальная национальная идея — сохранение своего господства и права грабить страну дальше. Естественно, впрямую сказать этого народу они не могут, он и так уже обозлен до крайности, поэтому пытаются изобразить, что у них есть что-то, устраивающее население. У которого, на минуточку, сейчас одна-единственная национальная идея — элементарно выжить.

«СП»: — Но как же тогда двигать нацию вперед?

— Ни о каком движении вперед сейчас не может быть и речи. Экономическая и социальная политика нашей власти такова, что никакого развития нет и быть не может, оно сознательно сдерживается, потому что все зашло в тупик. А любая объединяющая национальная идея любого народа заключается только в развитии.

«СП»: — То есть кто бы что из функционеров вертикали власти ни говорил, для успешного развития, да даже для того, чтобы попросту не исчезнуть со страниц мировой истории, Россия по-прежнему остро нуждается в хорошей, достойной национальной идее?

— Есть то, что объединяет граждан автоматически — язык, культурные устои, территория. Но народу как социально-политической общности, а не просто скопищу населения, нужны еще какие-то глобальные, великие цели. Например, в 40-х годах главнейшей национальной идеей для СССР была победа над фашистскими захватчиками. Затем, в 50-х годах, страну объединяла идея восстановить разрушенное Великой Отечественной войной хозяйство. Потом, в 60-х годах, появилась идея «догнать и перегнать Америку». И это было не просто красивой фразой, мы действительно серьезно «бодались» со Штатами, обгоняя их по уровню и качеству жизни.

А главная коммунистическая идея — построить государство всеобщего равенства и благоденствия? Это ведь тоже было мощнейшей национальной идеей, сплачивающей народ во имя великой цели.

«СП»: — Что сейчас, по-вашему, может объединить нацию аналогичным образом?

— По большому счету все предельно просто. Если формулировать все кратко, то это, на мой взгляд, прежде всего идея восстановить страну после той разрухи, в которую ее ввергла нынешняя правящая группировка. Положение-то у нас экономическое крайне тяжелое сейчас.

Следующим этапом, я считаю, должна вновь стать идея в той или иной форме догнать и перегнать передовые западные страны по уровню и качеству жизни. Мы как минимум должны жить ничуть не хуже, чем они. А учитывая объемы наших природных богатств, то, вообще-то, намного, намного лучше.