Домой Общество Договорился на пожизненное: Мирзализаде «за базар» про русских у Лукашенко ответит

Договорился на пожизненное: Мирзализаде «за базар» про русских у Лукашенко ответит

Договорился на пожизненное: Мирзализаде «за базар» про русских у Лукашенко ответит

Фраза из блатного лексикона: «за базар ответишь», ставшая привычной в жизни большинства россиян, реализовалась сейчас в решении МВД о пожизненном запрете белорусскому стендап-комику Идраку Мирзализаде во въезде в Россию. Поводом стала оскорбительная «шутка» про русских, за которую комик извинился, но вину свою так и не признал. Теперь шутить будет в Белоруссии, если решится, конечно.

Такое достаточно жесткое решение в отношении эстрадного артиста вызвано его грубой шуткой в адрес русских, можно сказать, за гранью фола.

Россию поливают грязью многие, в том числе и соотечественники, уехавшие за границу (эти особенно усердствуют), да мы и сами, в своей стране живущие, поругиваем то власть, то дороги, но всё же есть грань дозволенного. А ещё есть статья 282 УК РФ «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства».

Под неё Мирзализаде не попал, юридическим основанием для признания пожизненно нежелательным дала статья 25.10 закона о порядке въезда в Россию и выезда из неё. В Главном управлении МВД по борьбе с экстремизмом сочли, что нахождение шоумена в России угрожает общественному порядку в связи с его высказываниями, возбуждающими ненависть и вражду.

Случай не единственный. ФСБ уже запретила двум русофобам, отметившимся своими высказываниями, экс-послу Азербайджана в Белоруссии Бахтияру Вагабзаде (не от него ли нахватался «шуток» Мирзализаде?) и казахскому националисту Куату Ахметову, который инициировал «языковые рейды», въезд в Россию на 50 лет. По мнению главы Россотрудничества Евгения Примакова (внук экс-председателя правительства РФ Евгения Максимовича Примакова), провинившихся в русофобии нужно наказывать полным отлучением от России и всего русского.

«Все те, кто поливает Россию грязью, кто позволяет себе её оскорблять, должны на своей шкуре почувствовать, что это такое — исключение из русского мира. Так и только так Москва научит своих соседей уважать русских», — считает Примаков. Нельзя с ним не согласиться. И нынешний случай с Мирзализаде можно считать поучительным.

В такой ситуации можно вспомнить и не столь давнее высказывание американского президента Джо Байдена, который безосновательно назвал своего российского коллегу Владимира Путина убийцей. Путин узнав об этом, просто рассмеялся. «Головорезом, убийцей, киллером и агентом КГБ» характеризовал его в своё время и сенатор Джон Маккейн. Убийцей называл Путина и бывший мэр Нью-Йорка Рудольф Джулиани, правда, с некой оговоркой: «Путин — тот, с кем можно договариваться. Лично для меня он убийца, но не безумный убийца. Это типичный автократ».

Путин на подобные слова в свой адрес никак не реагирует: собака лает — караван идёт. Да и само слово «убийца» в России может применяться в разных интерпретациях, например, женщина после секса может выдохнуть: «Ты мой убийца!».

Или некоторые отцы с гордостью говорят: «Во какой бандит у меня растёт!», не причисляя при этом, естественно, своего сынишку к уголовному миру. Это, так скажем, омонимы, разные по значению слова, на которые в разных ситуациях можно не обижаться. Другое дело, когда фраза не просто вызывает возмущение, но и может стать поводом для серьёзных обид и, как следствие, серьёзных последствий. Это касается и конкретного человека, и целой страны. И здесь уже за базар надо отвечать.

Ряд экспертов называют нынешнее решение по пожизненному «отлучению» Мирзализаде от России правильным, подчёркивая при этом, что подобная норма должна быть более чётко регламентирована и распространяться на все русофобские высказывания иностранцев.

И уж тем более, если ты в России «кормишься», деньгу, образно говоря, сшибаешь. Тот же Идрак Мизализаде — 29-летний белорусский комик азербайджанского происхождения, не раз приезжал в Россию и в марте нынешнего года даже получил вид на жительство. Ранее он участвовал в нескольких телевизионных проектах, в том числе в шоу Stand Up российского канала ТНТ, его приглашали в эфир Первого канала на программы «Пусть говорят» и «Вечерний Ургант».

В последнее время Мирзализаде выступал в московском клубе Stand Up Club#1 и в эфире многих YouTube-каналов. Не бесплатно, разумеется. И вот решил плюнуть в колодец, из которого мог бы ещё напиться. Фраза из МВД: «Пошёл вон! Забудь дорогу сюда», — стало логичным ответом на его хамское поведение.

Читать также:  Товарищ, вам на кладбище не пора?

— Не обратись «СП» за комментарием, не узнать было бы мне про комика Мирзализаде, — говорит политолог Александр Зимовский. — Это к вопросу о самом предмете дискуссии. Но сразу скажу: ситуация с белорусским «юмористом» не новая. Аналогичный случай был с сыном лейтенанта Шмидта Михаилом Самуэлевичем Паниковским в городе Арбатове. Я напомню, и пусть цитата не покажется вам длинной. Так надо.

«Гадливо улыбаясь, Балаганов принял Паниковского под мышки, вынес из машины и посадил на дорогу.

— Студент, идите назад, в Арбатов, — сухо сказал Остап, — там вас с нетерпением ожидают хозяева гуся. А нам грубиянов не надо. Мы сами грубияны. Едем.

— Я больше не буду! — взмолился Паниковский. — Я нервный!

— Встаньте на колени, — сказал Остап. Паниковский так поспешно опустился на колени, словно ему подрубили ноги.

— Хорошо! — сказал Остап. — Ваша поза меня удовлетворяет. Вы приняты условно, до первого нарушения дисциплины, с возложением на вас обязанностей прислуги за все".

Старик Паниковский ожидаемо оказался умнее бывшего трудящегося Востока, а ныне белорусского стендап-комика Мирзализаде. Он раскаялся, осознал, пал на колени и поэтому продолжил своё путешествие по России за блюдечком с голубой каемочкой. Идрак-комик, видимо, не уловил тот момент, когда в его текстах шутки кончились. И заехал, в лучших традициях русского народного юмора, со своим комическим рылом в калашный ряд.

А русский калашный ряд расположен на таком высоком уровне, что из него виден Магадан. Так что десять суток и пожизненно по рогам — не самое тяжкое наказание.

Вообще, сам я вырос в такой культурной среде, где общение допускало весьма значительные вольности с шутками на этнические темы.

«У Зин в семидесятом был грузин, так тот вообще хлебал бензин». В каждом институте имелись свои Авасы Гаридзе и тупые доценты Петяевы. Абрам и Сара благополучно перешли из развитого социализма в дикий капитализм и продолжают благоденствовать в эпоху суверенной демократии и глубинного народа. Чукчи, опять же. Хохлы, куда ж без хохлов? И если есть американец, немец и француз, там непременно будет и русский. Почти всё это транслировалось в публичную сферу по официальным каналам: радио, телевизор, газеты и журнал «Крокодил». А «Кабачок 13 стульев» и олдскульный КВН вообще были сплошным потоком этноюмора. То есть можно было и смешно, и не обидно, и не унизительно.

Вот, например, Путин из той же культурной эпохи. Как-то был у него такой пассаж: «Берлускони сейчас судят за то, что он живет с женщинами. Если бы он был гомосексуалистом, его и пальцем бы никто не тронул».

Применительно к комику Мирзали нашему заде это значит, что толкни он свою эту шутку, скажем, про ЛГБТКИАПП+ — его и пальцем бы никто не тронул. Может, даже сделали бы ведущим ток-шоу, заметив, что человек явно не пропащий. Но что выросло, то выросло.

Это к тому, что есть тонкая незаметная грань, за которой аудитория или собеседник шутить не расположены. И эти тонкости понимают даже старики вроде Байдена, отпускающие шутки про «убийц». Особенно когда видят, что человек, сидящий напротив них во время саммита в Женеве, может и сам припечатать так, что Кабул покажется детской считалочкой. Золотое времечко «мимо русского окошка я без шуток не хожу» прошло, как с белых яблонь дым.

В общем, сказка ложь, да в ней намёк всем мастерам стендап-комического цеха. Время сейчас стремительное, реакция публики имеет скорость потока электронов. Оттого-то комические рыжие или брюнетистые кудри и бороды могут примелькаться так быстро, что артисты могут даже не понять, как их сейчас начнут бить.

Впрочем, наш горе-комик тоже не в обиде — ему светит карьера в стране, которая по части юмора на постсоветском пространстве второе место занимает.