Домой Политика Друзья Путина: Кудрин, Чубайс, кто еще в какие кресла метит

Друзья Путина: Кудрин, Чубайс, кто еще в какие кресла метит

Друзья Путина: Кудрин, Чубайс, кто еще в какие кресла метит

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков прокомментировал заявление главы Счетной палаты Алексея Кудрина о необходимости сократить участие государства в экономике. Он отметил, что в Кремле прислушиваются к Алексею Леонидовичу, но на этот счет есть разные точки зрения и приватизация не должна быть «самоцелью».

Несмотря на критику, Песков постарался быть максимально корректным и не поскупился на похвалы в адрес главы Счетной палаты. Он не только отметил заслуги Кудрина, как экономиста, его «огромный опыт» и «экспертные знания», но и подчеркнул, что его мнение в Кремле считают ценным.

«Это человек, который на протяжении не одного года оставался лучшим министром финансов в мире, поэтому, конечно, его точка зрения важна», — добавил пресс-секретарь президента.

Такие дифирамбы в адрес главы контролирующего органа не случайны, ведь он является давним соратником непосредственного начальника Пескова. Напомним, что Алексей Кудрин начинал свою карьеру в Санкт-Петербурге и в начале 90-х работал в администрации мэра Анатолия Собчака вместе с Владимиром Путиным.

В 1996 году Кудрин переехал в Москву и был приглашен тогдашним главой администрации президента Анатолием Чубайсом на должность своего зама и начальника Главного контрольного управления АП. Как писали тогда СМИ, именно они и поспособствовали началу московской карьеры будущего президента. В 1997 году Владимир Путин сменил Кудрина на посту главы Контрольного управления.

В 2000 году Алексей Кудрин был назначен министром финансов, и на этом посту пробыл до 2011 года, периодически совмещая его с должностью заместителя председателя правительства.

Нынешний глава СП временно покинул госслужбу только в 2011 году во время президентства Дмитрия Медведева после разногласий с последним. Но даже после его ухода со всех должностей Владимир Путин в 2011-м заявил, что Кудрин «останется в команде» и продолжит работу, так как он «полезный и нужный нам человек».

После этого Кудрин состоял в экспертном совете при президенте над вопросами по стратегии развития РФ, в апреле 2016-го возглавил совет Центра стратегических разработок, а в 2018-м по предложению Единой России Госдума утвердила Алексея Кудрина в должности председателя Счетной палаты, которую он занимает до сих пор.

Как считает известный публицист, экономист Юрий Болдырев, вопрос не в том, почему прислушивается или не прислушивается глава государства к либеральному советнику, а в том, что Счетную палату, то есть орган, который должен контролировать президента, возглавляет его близкий друг.

— Я не являюсь придворным, не нахожусь под ковром и детали нынешних взаимоотношений между властелином и придворными не знаю. Но для нас, как для общества, должно быть существенным другое. Есть ключевые государственные институты, и они должны находиться в институциональной оппозиции друг к другу. Они не должны быть единой связкой с точки зрения фундаментального антимонопольного принципа, применительного к политике.

Не должно быть такого, что в системе разделения властей институционально по разную сторону оказываются лучшие друзья. Общество не должно допускать монопольного сговора, гарантированного исходя из происхождения, генезиса конкретных людей. Точно так же общество не должно допускать, чтобы во главе Счетной палаты Российской Федерации, основного контрольного органа по отношению ко всей прочей власти, стоял человек, которого президент изначально называет своим другом.

Друг? Хорошо, дружите. Но только пусть друг будет там, где должны быть друзья, а не там, где между ними институционально возникает конфликт интересов. С точки зрения элементарной человеческой порядочности, тот же Кудрин, когда ему предложили стать председателем Счетной палаты должен был сказать: «Вы знаете, извините, у меня конфликт интересов, потому что главным моим подконтрольным должен быть президент Российской Федерации, а он мой друг. Мне будет трудно, поэтому давайте кто-нибудь другой возглавит Счетную палату».

Вот так должно было быть. А если он не сделал этого сам, то общество должно было обоим, и председателю Счетной палаты, и президенту, дать по рукам и сказать: «Нет, ребята, если вы друзья — дружите, но не за счет общества и государства». Меня интересует, прежде всего, этот аспект. Не должно быть так, что президент/его пресс-секретарь и председатель Счетной палаты — «кукушка хвалит петуха за то, что хвалит он кукушку». Они институционально должны оппонировать друг другу, а не хвалить.

Читать также:  Выдаст ли Прага Киеву русского романтика с итальянской фамилией?

«СП»: — Сказывается ли это на эффективности Счетной палаты в целом, может ли Кудрин критиковать работу других министров и чиновников, условной Голиковой?

— В любой феодальной системе, а наша система, по существу, является теперь феодальной, феодал может позволять своим вассалам ему на потеху ссориться и спорить сколько угодно: «Можете передо мной даже на мечах сразиться, но не смейте оппонировать мне, властелину».

Но у нас ведь нет политики правительства, отдельной от президента. Будь то Голикова, Мишустин, кто угодно — он проводит политику президента. А коль скоро это политика президента, по ключевым ее аспектам, одобренным президентом же, никто из вассалов поднять голос против не смеет. А должен бы сметь. Вот в этом суть проблемы.

Если бы Кудрин был не вассалом или другом, он должен был бы сметь поднимать голос против политики президента. Для того Счетная палата и существует — чтобы анализировать, сопоставлять и выдавать выводы не президенту, а обществу.

Напомню, я являюсь человеком, который когда-то, еще при Ельцине руководил Контрольным управлением президента. Это внутренний контроль для президента. Я же был одним из создателей Счетной палаты Российской Федерации, был заместителем председателя с момента ее основания в 1995 году. Так вот, Счетная палата, в отличие от Контрольного управления, это не внутренний контроль ДЛЯ президента, а контроль со стороны общества ЗА президентом.

А у нас, начиная с 2003 года, тогда еще в нарушение Конституции, и председатель, и его заместитель, и аудиторы стали избираться и назначаться Думой и Советом Федерации только по предложению президента. А с 2020 года это и в Конституцию внесли. То есть внесли, что в России не может быть независимого контроля за правителем, за президентом. Институционально запретили независимый контроль общества за властью.

Кудрина можно убрать и поставить Иванова, Петрова, Голикову. Ничего не изменится, потому что это будут люди этого же президента. И они не могут институционально ему оппонировать.

Независимый политолог Павел Салин считает, что в устойчивости Алексея Кудрина играют роль два фактора, и неизвестно, какой из них больше.

— Первый — объективный. Владимир Путин выстроил систему таким образом, что она базируется на балансе, а он выступает в роли арбитра между разными группами интересов. Ему нужно, чтобы различные элементы этой системы друг друга уравновешивали.

Когда происходит перекос в чью-то пользу, как сейчас, когда явно заметен перекос в сторону силовиков, это не означает, что остальные элитные группы списаны и подлежат уничтожению. Кудрин относится к тем, кого принято называть системными либералами. Он застолбил за собой это место, и тем самым гарантировал себе политическую выживаемость с точки зрения необходимости для политической системы.

Прибавьте к этому то, что скоро нас ждет транзит, что ясно всем, в том числе Владимиру Путину. И он тоже к нему готовится с точки зрения подготовки тех групп влияния, будущее которых для него важно. Посттранзитная реальность, скорее всего, будет характеризоваться ослаблением гаек, которые сейчас закручиваются, и потеплением отношений с Западом. В рамках этого потепления такие фигуры, как Кудрин и Чубайс просто необходимы.

«СП»: — А второй фактор?

— Есть еще и субъективные основания феномена Алексея Кудрина. Владимир Путин известен тем, что он всегда платит по счетам, и это вызывает его уважение среди элиты, которая признает его лидером. Он всегда за хорошее платит хорошим, а за плохое — негативом.

Известный факт, что Алексей Кудрин в сложный для Владимира Путина период в 90-е годы, когда тот обрубил почти все концы в Питере после проигрыша Собчака, серьезно его поддержал во время выстраивания карьеры в Москве. И с точки зрения общей внутриэлитной поддержки замолвил словечко, и с личной точки зрения, вплоть до помощи в решении жилищных проблем.

Владимир Путин такие вещи помнит. И этот личный фактор Кудрину тоже помогает. И сложно сказать, какой из них первичен, а какой — вторичен для политической выживаемости. Кроме того, отмечу, что он никогда не выходит за те красные флажки, которые установлены персонально для него. Они гораздо дальше, чем для того же Чубайса, но он остается в рамках, и когда нужно корректирует свое публичное поведение.