Домой Политика Новый «Талибан» *: отцы и дети. Век живи, век учись

Новый «Талибан» *: отцы и дети. Век живи, век учись

Новый «Талибан» *: отцы и дети. Век живи, век учись

Боевики террористического и запрещенного в России движения «Талибан» * намерены убить лидеров сопротивления, укрепившихся в афганской провинции Панджшер. Об этом «РИА Новости» заявил посол Афганистана в Таджикистане Мухаммад Захир Агбар. По его мнению, талибы — не политики, а террористы, уже три года как занесенные в списки запрещенных организаций во многих странах. Они не согласятся ни на какие условия на переговорах в Дохе.

Сейчас посол Афганистана — это скорее посол Ахмада Масуда. Уничтожение лидеров сопротивления — лишь одна из задач, повторно захвативших страну «студентов». И наиболее трудно осуществимая. Возможно, как и в девяностые, они не смогут занять Панджшерское ущелье, а сопротивление постепенно распространится и на другие районы Афганистана.

Правда ли, что талибы сейчас не одна группировка, что они разношерстны? 25 лет тому назад про них говорили примерно то же самое. То же говорят и про исламский мир в целом, в котором неимоверное множество течений, направлений и сект.

Старший научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО и отдела Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН Владимир Сотников исключает вариант распространения влияния талибов за границы Афганистана:

— Талибам главное было установить контроль над своей страной и ввести порядки по законам шариата. Интереса в центральноазиатских республиках у них нет. Но если талибы не предпримут каких-то действий против террористических группировок, возможно возрождение терроризма. Об этом сказал и президент Джозеф Байден. Эти его опасения искренние, они имеют под собой почву. Я не говорю о том, что это обязательно произойдет. Этому может помешать российско-американское партнерство в регионе и партнерство России и ЕС. Нашим западным партнерам нужно понять, что опасность существует.

Талибы, мне кажется, это тоже понимают, они не хотят ни с кем делить власть. То правительство, о котором они сейчас объявили, с министром иностранных дел муллой Абдель Гани Барадаром, и другими муллами на ключевых постах, пока выглядит как стремление к такой модели государства, как, скажем, в Исламской республике Иран, но с местными особенностями.

Это не значит, что талибы со всеми помирятся и у них будут устойчивые отношения с США. Сейчас американцы заинтересованы в установлении каких-то контактов, договоренностей с талибами, чтобы, во-первых, обеспечить безопасность двухсот своих граждан, которые там остались, а, во-вторых, чтобы талибы активно противодействовали международным террористическим группировкам. Такая линия американцев в чем-то совпадает с российскими интересами.

Что касается устойчивости правительства талибов, то я думаю, в ближайшей перспективе конкуренции им никто не составит. Даже «Северный альянс — 2.0», под командованием сына Ахмад Шаха Масуда, Ахмада Масуда младшего, который сказал, что если будет инклюзивное правительство и гарантированные права меньшинств, они с талибами могут договориться. Поскольку талибы заявили, что узбекский язык будет одним из официальных языков, то Панджшер, в разумное время, может перейти под их контроль (хотя основное население Панджшера — таджики — Ред.).

Возможно и то, что «Северный альянс», собрав остатки сил, будет сопротивляться. Но я думаю, что крупномасштабных военных действий талибы не намерены вести. Хотят все решить по мирному. Поэтому правительство, которое они сформировали, окажется достаточно стабильным. А в стабильности сейчас заинтересованы все.

Наши контакты по линии МИД были очень даже своевременными. Мы первое государство, которое смогло договориться с талибами (не признавая официально, ведь никто не признал режим талибов), установило нормальные рабочие отношения. Талибы сами заинтересованы в том, чтобы не провоцировать Россию. Так же, как и Китай.

Перед талибами стоит проблема экономического возрождения страны. Политическое руководство Афганистана заинтересовано в стабильности. Сделать Афганистан гнездом терроризма — не входит в их планы…

Кандидат исторических наук, востоковед Константин Марков считает большой ошибкой проведение аналогии между Ираном и Афганистаном с его будущим государственным устройством:

— С самого начала, с эпохи халифата, халиф был и верховный светский правитель, монарх, и глава всей «уммы» верующих. В Иране немного по-другому. Шииты не признают легитимность любой светской власти, пока не придет «сокрытый», исчезнувший в IХ веке. У них есть четкое разделение: духовенство дистанцируется от светской власти. Это мы наблюдаем в современном Иране: есть светский глава, президент, а есть духовный лидер «рахбаре моаззам», или «факих», которые действуют параллельно друг другу. Благодаря такому разделению, светский элемент имеет силу, способствуя демократизации страны.

Что касается талибов — это ортодоксы. Разделения они не признают. Внешняя модель халифата будет совсем другая, чем Иране. Они отбросят все процедуры, присущие ХХI веку. Представительного органа меджлиса просто не будет. Шура — это совсем не выборный орган, глава племени назначает своего человека, плюс все духовные центры — своих «шахидов». Никакой «декларации прав человека», никаких неотчуждаемых прав. Их идеал — это халифат омейязов и аббасидов YIII-XIII веков.

Хотя говорят про Иран, что он стремится распространить свою исламскую революцию по всему Востоку, но это невозможно, шииты — в меньшинстве. А вот талибы могут это сделать, принимая во внимание то, что их идеология близка к идеологии ближневосточных арабов. Как бы прямо сейчас талибы с ИГИЛ *** не враждовали — после терактов против американцев в отеле «Барон» и в аэропорту Кабула — вообще они действуют рука об руку, как действовали в конце 90-х годов.

Читать также:  Турцию для россиян могут закрыть навсегда

Они представляют серьезную угрозу, потому что не признают никаких государственных границ, для них есть только государство суннитов. Хотя талибы могут говорить про уважение международного права, но до поры до времени. Потом попрут во все стороны.

За двадцать лет ничего не изменилось, просто талибы учли уроки 2001 года, когда американцы вошли в Афганистан впервые. Они хотят сначала укрепиться, а потом отбросить лицемерие. Так что кровопролития нас ожидает много. Возникнут большие проблемы между Таджикистаном и Афганистаном. Большие проблемы будут с Узбекистаном. Сейчас «Талибан» куда более мощный в военном отношении, чем был. Нет прежнего «Северного альянса» во главе с харизматичным Ахмад Шах Масудом. Это нехорошая ситуация.

«СП»: — Наверное, американцы в очередной раз создали территорию «управляемого хаоса», чтобы посмотреть, как все пойдет?

— Само это сочетание лишено всякого смысла. Американцы — очень хорошие пиарщики. Любой свой прокол они, в первую очередь для внутри американского пользования, пытаются превратить в победу.

В свое время в 2002—2005 годах началась неразбериха в Ираке — назвали «управляемым хаосом», в Ливии началось кровопролитие при косвенном участии американцев — опять «управляемый хаос». Хаос не может быть управляемым. Американцы везде создают то, что не хотят, прежде всего, для себя — непредвиденных действий и вложения денег. А хаос будет, только неуправляемый.

Американцы сейчас начнут вещать через свои рупоры Foreign policy и Middle East Journal, что «все так и задумано». Хотя сами в душе чертыхаются, никому хаос не нужен. А пропагандистская машина демократов, рассчитанная на англоязычный мир, постарается убедить, что все «было запланировано против Китая и России с ее возможными сателлитами», то есть среднеазиатскими странами, членами ОДКБ. Это просто пиар, в реальности американцы сами хватаются за голову.

«СП»: — Однако людям нужно есть, пить, одеваться. Разве они не должны самоорганизоваться, чтобы как-то жить?

— Мы все «экономоцентричны», полагая, что финансовые вливания и экономическая интеграция способны облагородить любой режим. Поэтому сейчас очень уповают на Китай. Тот вольет инвестиции в реальный сектор экономики: горнодобывающую промышленность, коммуникации, погонит туркменскую нефть через Афганистан. Но талибам это по большому счету не нужно, они не экономисты, им не понятна далекая прибыль, они понимают только то, что можно взять прямо сейчас. Рассчитывать на облагораживание Китаем «Талибана», мне кажется, глупо.

«СП»: — Но, может быть, они будут себе заниматься изучением Корана, рассуждая над утверждениями: «Хорошо то, что повелел Аллах или Аллах повелел потому, что это хорошо»?

— Нет, религиозное и светское там переплетено. Задача любого ортодоксального мусульманина «нести свет веры», бороться с неверными. А свет веры они несут не только через миссионеров и открытие духовных центров. Они этим и занимались во второй половине 90-х годов.

А сейчас ситуация более благоприятная, потому что арабский восток расковыряли. Уже нет мощных светских режимов в лице Саддама Хусейна, Хафеза Асада, Муаммара Каддафи — они сдерживали исламизм. Формируется исламский «интернационал» Среднего и Ближнего Востока.

Это как хирургическая операция без наркоза топором. Не думали о последствиях, главное было — сковырнуть режимы. Сейчас об этом мало вспоминают, но когда в Египте началась революция, американцы легко сдали Хосни Мубарака. Так же они кинули и своих афганских союзников…

Политолог, востоковед Станислав Тарасов предполагает, что есть силы, которые пытаются новую власть в Афганистане дискредитировать и есть силы, выставляющие талибов в позитивном ключе:

— В столице Кабуле они ведут себя более или мере прилично. Делают цивилизованные заявления по правам женщин, по образованию, призывают сотрудникам вернуться к работе в министерства, посольства. А из провинции — поступают тревожные сообщения, создавая негативную картину. Полной ясности нет.

Не ясна их внешняя политика. Нет правительства, оно только формируется. Некоторые делают заявления, что они будут двигаться на север. Но это пока только декларации, как они в реальности себя поведут, сказать по-прежнему сложно.

Есть несколько сценариев. Если их загонять в угол, то они могут сомкнуться с силами халифата. Если им удастся добиться легитимизации, они могут остаться в рамках своих национальных границ, как в Ираке или в Саудовской Аравии.

«СП»: — Интересно то, что в правительство прочат детей старых лидеров «Талибана».

— Это восточная традиция. Видимо, у них нет единоличного лидера, в исламских традициях они отказываются от лидерства. Но вопрос в другом, будут ли в правительстве, чтобы снизить накал сепаратизма, представители «Северного альянса»: Ахмата Масуда, Абдул-Рашид Дустума, Хекматияра?

Пока западных дипломатов поражает образованность новых талибов, их эрудиция. Они хорошо владеют языками, ориентируются во внутренней ситуации и в геополитическом раскладе. Это не дремучие бородачи с «калашниковыми», спустившиеся с гор. Таких талибов мы раньше не видели.