Домой Общество Просрочку — раздать сирым и убогим, прибыль — положить себе в карман

Просрочку — раздать сирым и убогим, прибыль — положить себе в карман

Просрочку — раздать сирым и убогим, прибыль — положить себе в карман

Молодежная инициатива с иностранным названием «Фудшеринг» недавно предложила освободить торговлю от уплаты НДС на товары, которые магазины начнут передавать в качестве благотворительности. Это актуально для продуктов с истекающим сроком употребления. Не тухлятина, прошу заметить, а чтобы от суток до четырех до истечения конца реализации, и фактически и юридически к употреблению вроде бы годится.

Для этого надо внести поправки в статью 170 Налогового кодекса, освободив такие товары от налога на добавленную стоимость за помощь бедным.

Юные креативщики из «национального центра спасения еды и заботы об экологии», недолго думая, обратились в Минфин, лично к министру Антону Силуанову. Как утверждает газета «Известия», тот с письмом ознакомился, идеей будто бы проникся. Теперь тоже хочет через лет пять сохранить от выброса на помойки миллион тонн еды. Этого достаточно, чтобы никак не меньше 18 миллионов человек безвозмездно получали продовольственную помощь за счет уже имеющихся, но «не рационально используемых ресурсов».

Однако для этого торговым сетям надо помочь, а то у них с благотворительностью проблемы. У покупателей с кошелками «ноу проблем», поскольку одна забота, как бы сэкономить. А у торговых сетей — другое дело, миллионные обороты. У руководства головы по ночам пухнут от забот: локации, логистика, ассортимент, оборудование, маркетинг. А по утрам снова здорово: персонал, учет, закупки, и помимо всего перечисленного хранение товара, который так и норовит испортиться, так что приходится на помойку выбрасывать тоннами.

А может и не выбрасывает… Ведь это только кажется, что вокруг одни дураки, а если присмотреться, то окажется, что они больше тебя соображают.

Пенсионерка Ольга Смирнова признается, что она, как и некоторые ее знакомые, ходит за просрочкой годами:

— Я случайно увидела, что люди роются, извините меня, на помойке, рядом с магазином. Ну и подошла, посмотрела. Раньше очень хорошо было, много в мусорках около магазинов попадалось полезного, можно было взять не только для себя, но и «для того парня». Сейчас, как пандемия началась, стало хуже. Поспрашивала, оказывается, разрешили самим работникам магазинов, супермаркетов — забирать себе. У них выстраиваются целые очереди. Сначала продавцы берут, потом охранники разбирают себе. Только то, что останется после дележки, на помойку выбросят. Все это конечно уже списанное. Нужно, допустим, вывезти просрочку на свалку, выкинуть, а вместо этого забирают себе свои люди.

Это происходит во всех моих ближайших магазинах практически всех известных торговых сетей. Из некоторых забирают неликвид специальные машины, увозят на свалку. В одном что-то разбирают сами, а что-то увозит машина. Но на свалку или куда, я не знаю. Только потом на рынке очень много продается просрочки, но вполне съедобной. Целая схема такая обращения просрочки…

Вообще-то государство уже помогает торговым сетям, а точнее нам, покупателям, через ритейлеров. Те, беря у производителей товар, как бы платят НДС, который заложен в стоимость закупаемого на реализацию товара. Но потом торговля сумму добавленной стоимости «представляет к вычету» и получает деньги от государства обратно в свой карман. А если продукты пойдут на благотворительность неким организациям, пусть даже благотворительным, то налог надо отдать обратно в казну. Так по закону.

Идея не выбрасывать добро на помойку конечно хорошая, больше того президент России Владимир Путин в прошлом году уже согласился убрать наконец налоги на прибыль и НДС для благотворителей. Но то ли поручения не дал, то ли дал, но его не выполнили? В общем, на год все застопорилась, а к выборам инициатива, может, и проскочит?

Подмосковный фермер Иван Крикунов абсолютно официально, по доверенности забирает продукты из нескольких магазинов:

— Не знаю как в столице, а у нас в области, можно брать скотине отходы, неликвид из магазинов. Это и подпорченные помидоры, огурцы, листья капусты после очистки кочанов. Мясного, как правило, ничего нет, хотя у меня «расширенная доверенность», позволяющая брать все: и рваные макароны, рваные крупы, а также все мясное. Магазины имеют право мне отдавать. Но они сами многое разбирают. Так что можно не волноваться, все сытые, особенно продавцы у нас в Подмосковье.

Магазины имеют право заключать такие договоры. Фермеры находятся под строгим ветеринарным наблюдением, скотину держат официально.

Генеральный директор Национального фонда защиты потребителей Александр Калинин считает, что у нас много парадоксов:

— В Государственной Думе готовится закон об использовании продуктов с истекшими сроками годности. Внес на рассмотрение Комитет по экологии и охране окружающей среды Государственной Думы. Молодцы, что занимаются таким серьезным делом. Они посчитали, сколько же всего у нас не только в торговых сетях, а на границе, в пищевой промышленности. Все это превысило 50 миллионов тонн.

Надо, чтобы был закон и подзаконные акты соответствующие. У нас сейчас есть санитарные требования по срокам годности и службы наших товаров. Они прекрасно сделаны, грамотно. В каждом ГОСТе расписан обязательно срок годности. Как правило, в конце любого ГОСТа есть срок хранения и срок годности (а это разные вещи). Это понятно.

Читать также:  Я русский бы выучил, только… зачем?

Но я жду от депутатов этого закона. И надеюсь, что в новом составе Государственной Думы, которую изберем в сентябре, одним из первых законов будет закон о порядке использования пищевых продуктов с истекшим сроком годности.

Во всем мире сейчас об этом задумались. В прошлом году китайский лидер Си Цзиньпин, очень занятый человек, обратился к нации, со словами об экономии пищевых продуктов в Китайской Республике. Были времена, когда три четверти китайцев питались одной горсткой риса. Потом пришел рынок, появилось право выбора, расширился ассортимент. И уже ребятишки играют вместо мяча в футбол батоном хлеба. Когда лидер Китая это увидел, он был возмущен! Он вырос в сложных условиях. И в Китае сейчас разработана целая серия мер по экономии пищевых продуктов с истекшим сроком годности, серия мер по созданию отделов в магазинах, по торговле для населения, для малообеспеченных слоев.

А у нас, приведу абсолютно официальные цифры, не мною придуманные. Россельхознадзор доложил, что за последние пять лет арестовано на границе вместе с Таможенным комитетом 36190 тонн пищевых продуктов, провозимых контрабандой. Все было уничтожено. Возникает вопрос: эти продукты нельзя было проверить в лаборатории и отправить в детские дома, в дома престарелых, в психоневрологические диспансеры, в больницы, нуждающимся и так далее?

Пока ритейлеры вынуждены платить в качестве НДС до 20% от стоимости продукции за товар, который отдают на благотворительность, дарят, а не продают. Стоимость утилизации органических отходов значительно ниже. Для них лучше выбросить, чем подарить.

Только потом, когда едешь мимо свалки, все это откликается. Ведь смердит и воняет на полигонах твердых бытовых отходов, в основном, бывшая еда, ставшая гниющим и сочащимся зловонием. Так что жизнь действительно полна парадоксов, а еще в ней все взаимосвязано, в данном случае добро и зло, расходы и доходы.

Эксперт в области продуктов питания Ростислав Гурман считает, что это комплексная проблема, которая уже давно обсуждается различными ведомствами:

— На мой взгляд, здесь проблема в том, что нужно начинать воспитывать бережливость с детства. Когда мы с вами ходили в детский садик, нам объясняли, что выбрасывать лишнюю еду — это плохо. Надо съесть столько, сколько у тебя есть в тарелке.

Сейчас в школах, в садах нет каких-то программ, которые обучают детей правильно готовить, правильно есть, заниматься каким-то творчеством с едой. Они впитывают информацию от кого? От родителей либо от общества страны, в которой мы живем. На мой взгляд, нужно возвращаться к образовательным школьным программам.

Я рад тому, что есть понятные результаты в текущем 2021 году. По закону дарить продукты питания нужно ответственно и осознанно. Делать благое дело, помогать бездомным или нуждающимся в еде нужно правильно. Сначала в сертифицированной лаборатории оценить продукты питания.

Поток продуктов питания, который циркулирует в нашей стране, мы не успеваем отслеживать. Речь идет обо всех продуктах питания, начиная с мяса, молока и хлебобулочных изделий.

Есть такие современные лаборатории в центре — в Москве, Питере. Но порой стандарты лабораторного оснащения остались на уровне советских времен. А уровень химии, которую добавляют в продукты, изменился. Поэтому часто мы с вами говорим про молоко, когда в стакан наливаешь, а оно там не киснет две недели…

Так что благотворительность торговых сетей — это дело хорошее, но они под флагом благотворительности еще больше обогатятся и на этом дело кончится. Лучше б они не только такой благотворительностью занимаясь, списывая так свою не разобранную просрочку, с которой надо что-то делать, как-то ее утилизировать, деньги на это тратить, а свои торговые наценки уменьшили. Тогда бы и просрочки меньше стало. Часто за словом «благотворительность» скрывается чей-то хитрый расчет и жадность.

Допустим, стоит молоко стоит 50 рублей. Им нужно его продать срочно. Они ставят 60, перечеркивают — и 47 рублей. А молоко-то уже почти просроченное. Тут проблема в менеджменте и маркетинге сетевых магазинов. Ведь на базаре ни один продавец, который торгует молоком, сметаной, мясом, ничего не выкидывает на помойку, потому что никогда не позволит себе это сделать.

Ни один фермер себе этого не позволит сделать. А сетевые магазины экономят на персонале. То есть следить за товаром, выкладывать товар вовремя, убирать вовремя, смотреть за холодильниками, за всем — это же нужно людей содержать, согласитесь, а это же дополнительные затраты. Они на всем экономят, людям платят мало. Поэтому так и происходит, что выкидывают.

Хотя, в общем, идея хорошая. Не зря молодые креативщики, которые ее продвигают, дружат со «Сколково». На государственном уровне пока нет внятных объяснений, почему торговля должна платить НДС с продукции, которая могла бы пойти на благотворительность, а не сгнить на свалке.