Домой Политика Путин за газ «купил» Белоруссию, но не Лукашенко

Путин за газ «купил» Белоруссию, но не Лукашенко

Путин за газ «купил» Белоруссию, но не Лукашенко

В Минске 10 сентября при участии премьера Михаила Мишустина планируется одобрить новый пакет интеграционных документов России и Белоруссии, состоящий из 28 программ. Решение Cовета министров Союзного государства (СГ) должно «финализировать» договоренности, достигнутые накануне Владимиром Путиным и Александром Лукашенко.

Москва и Минск договорились перейти к общей макроэкономической, промышленной политике. Будет создана единая методология учета косвенных налогов и орган для контроля за ними. Субъекты хозяйствования обеих стран получат равные права, включая общий доступ к госзаказу. Граждане получат равные права в экономической и социальной сферах в рамках СГ.

Поддержка экономики Белоруссии со стороны России продолжится. Цена на газ в 2022 году сохранится на уровне 128 долларов за кубометр, и даже не будет индексироваться на уровень долларовой инфляции. До декабря 2023 года планируется создание единого рынка газа, а затем электроэнергии и нефтепродуктов. Также Москва выделит Минску кредит в 640 млн. долларов.

Единой валюты пока не будет, общий парламент возможен, но в перспективе. В целом о политической интеграции речь не идет. Разве что продолжится строительство общего оборонного пространства (только что в РБ начались совместные учения «Запад-2021»). Тем не менее, Лукашенко назвал достигнутые договоренности «прорывом».

Гендиректор Института ЕАЭС Владимир Лепехин сомневается в возможности проводить единую экономическую политику.

— Путин, видимо, уговорил Лукашенко одобрить все «дорожные карты», включая самую сложную — газовую. Лукашенко было выгодно согласиться с ним на словах, чтобы двигаться дальше. Но в будущем может быть много проблем. Например, растущий долг Белоруссии перед Россией приближается к 20 млрд. долларов. Будет ли он погашен? Кажется, в Минске рассчитывают, что он будет прощен. Но на переговорах об этом предпочитали не говорить.

Торг с участием обеих сторон одного Союзного государства будет продолжаться и впредь. Лукашенко посвящает России большую часть своего времени. А Путин заниматься постоянно Белоруссией не может. Поскольку с нашей стороны в торге участвует большое количество субъектов (корпораций, чиновников), не мотивированных отстаивать интересы России, Лукашенко будет их «пережимать» в этих спорах. Поэтому экономическое сотрудничество в большей степени выгодно Белоруссии.

«СП»: — Заявлена единая макроэкономическая и, в частности, промышленная политика…

— У России нет никакой промышленной политики. Поэтому не может быть никакой «единой» политики для Союзного государства. Белоруссия старается экспортировать продукцию агропромышленного комплекса, а для России это не приоритет. Все разговоры об экспорте продукции высокого передела остаются у нас разговорами. У РФ в приоритете вывоз сырья за рубеж. В этом смысле Белоруссия интересует российские сырьевые корпорации как транзитное государство.

Российский ВПК заинтересован в поставках оборудования, комплектующих в рамках еще советской кооперации. Но наши предприятия ВПК, являясь формально государственными, по системе управления, по взаимодействию с бюджетом, работают как частные. Если им выгодно кооперироваться с белорусами — сотрудничают, но если появляется альтернатива, даже западная — с легкостью переориентируются.

Промышленная политика — это стратегия суверенного развития всего экономического комплекса, связанная с отношениями собственности. А они в России и Белоруссии разные.

Как формула Союзного государства была в свое время прикрытием сделки российской олигархической власти для обеспечения транзита сырья на Запад, так и сейчас разговорами о единой промышленной политике прикрывают сложное положение дел: если Белоруссия еще сохраняет некоторую суверенность, то Россия полностью легла в парадигму периферийной зависимости от экономики Запада.

«СП»: — Известны споры вокруг МАЗа, производящего шасси для российских ракетных комплексов, производства калийных удобрений, других лакомых кусков белорусской экономики. Как они теперь могут быть решены?

—  Не дело России лезть в белорусские дела и пытаться захватить предприятия. Понятно, что тут российский корпоративный интерес — «раздербанить» экономику соседа. И то, что Минск пытается это защитить — абсолютно правильно. Белоруссии следует допускать к себе российские олигархические структуры крайне осторожно. Одно дело ВПК или госкорпорации, где есть элемент политики, другое дело частный бизнес, который лоббирует свои интересы через российскую власть. Его аппетиты надо умерить.

Читать также:  Обещают, что зарплаты на русском Донбассе вырастут до 35 тысяч рублей

Газовый аспект договоренностей прокомментировал ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Станислав Митрахович.

Решение сохранить цену на газ на прежнем уровне для Белоруссии очень выгодно. Хотя до начала протестов в Минске Лукашенко хотел, чтобы Москва снизила цену, так как в Европе цена была низкая. Но с тех пор многое изменилось. До декабря 2023 года, когда должен быть подписан документ о едином рынке газа России и Белоруссии, тоже многое может измениться.

«СП»: — Каким может быть объединенный рынок газа?

— У нас были споры об этом. Белорусская сторона постоянно говорила про цену. Мол, цена на газ в Белоруссии должна быть такой же, как в Смоленской области. Но российская сторона возражала, поскольку цена на газ в разных регионах РФ разная и зависит от географии и других факторов. Та же Смоленская область субсидируется по газу. Но Белоруссия не является частью России. И успехов в интеграции до последнего момента тоже не было. Не было единой валюты, единого налогового и гражданского законодательства. Так с какой стати у нас должна быть одинаковая цена?

Единый рынок — это когда производители и потребители могут находить друг друга без ограничений. Например, в Москве любой может купить белорусскую сметану, а «Газпром» продать газ белорусскому потребителю напрямую не может, должен продать государственному посреднику — «Белтопггазу», который потом сделает свою накрутку для потребителей. Когда «Газпром» станет продавать газ напрямую (возможно, это смогут со временем делать и «Роснефть» — она просит доступ к трубе и «НОВАТЭК»), тогда и появится единый рынок.

О политической стороне вопроса высказался заместитель директора Института РУССТРАТ Юрий Баранчик.

— Возможно, договоренности между Россией и Белоруссией откроют новый этап в существовании Союзного государства. К ним шли три года, но по историческим меркам это немного. Это серьезное достижение президентов двух стран. Предстоящее сближение, если оно будет реализовано, приблизится к уровню интеграции Евросоюза. Налоговая политика, кредитная политика… Серьезным выглядит военное сближение. В Белоруссии открылись учебно-боевые центры. Со вчерашнего дня в Гродно и Барановичах заступили на дежурство зенитно-ракетные комплексы С-400.

Мы видели, как Запад пытался дестабилизировать в течение года обстановку в Белоруссии. Многие удивлялись, почему Россия заступается. Ответ прост: это наша территория влияния. Мы здесь должны определять то, что происходит. У белорусской власти могут быть внутренние проблемы, противоречия по вопросу развития с другими группами населения, тем не менее это наш союзник. Граждане Белоруссии должны сами определять вектор своего развития. И Россия просто оказала помощь, не дав сделать этот выбор за белорусский народ западным политикам.

«СП»: — Лукашенко назвал экономические договоренности «бульдозером» для развития на просторах СНГ…

—  Как показывают процессы в ОДКБ, в ЕАЭС, они все-таки нуждаются в политической надстройке. Как Евросоюз. Интеграция Европы началась с союза угля и стали, а в итоге увенчалось политической надстройкой. И сейчас ЕС принимает множество политических решений, касающихся его внутренней жизни.

Возможно, Союзное государство России и Белоруссии станет прообразом такой надстройки. Ничего страшного в этом нет. Ведь страны делают свой выбор добровольно и делегирует в рамках ЕАЭС часть своего экономического суверенитета общим структурам. Значит, можно подумать и о более важной части — политической. Новые вызовы, в той же Азии, толкают к этому.