Домой Экономика России пора готовиться к энергопереходу

России пора готовиться к энергопереходу

России пора готовиться к энергопереходу

Формирование правительственных рабочих групп, перед которыми поставлена задача проработать сценарии влияния глобального энергоперехода на Россию и обозначить цели на горизонте ближайшего десятилетия, – по-настоящему знаковое событие. Это значит, что в ближайшие месяцы мы будем наблюдать смену (во многом болезненную) внутрироссийской парадигмы восприятия климатической дискуссии на многих уровнях.

До сих пор этой парадигме был свойственен бытовой скепсис. Бытовой – потому что серьезные научные организации в России никогда не оспаривали значимость антропогенного фактора в росте объемов парниковых газов. Научная дискуссия до сих пор ведется вокруг таких сущностей, как оценка вклада естественных колебаний в глобальное потепление, а также зависимость роста температуры от уровня концентрации углекислого газа в атмосфере.

Эта дискуссия носит фундаментальный характер и соотносится с временными горизонтами в сотни и тысячи лет. При этом ее исход не ставит целью опровергнуть утверждение о том, что сокращение выбросов CO2 является ключом к удержанию средних температур в пределах нормы в ближайшие десятилетия – сроки куда более значимые с точки зрения ныне живущих.

Россия присоединилась к Парижскому соглашению по климату в сентябре 2019 года. В декабре того же года Евросоюз провозгласил «Зеленый курс», целью которого является достижение углеродной нейтральности к 2050 году. Тогда же ЕС анонсировал взимание трансграничного углеродного налога, который должен отчасти компенсировать вложения Союза в климатические проекты за счет третьих стран. Но еще год назад Россия, формально демонстрируя приверженность климатической повестке, оставалась скорее наблюдателем происходящих в мире процессов. Доля возобновляемых источников энергии в энергобалансе по итогам 2020 года приблизилась к 2% (с учетом ГЭС). Тогда как в Европе этот показатель превышает 40%, в США – 20%, в Китае – 10%.

При этом борьба с глобальным потеплением и «зеленая» энергетика никогда не были табуированными темами в России, но и мейнстримом становиться не спешили. Корпоративный сектор, в особенности российские компании, торгующиеся на западных фондовых биржах, первыми осознали связь между «зеленой» повесткой и стоимостью акций в долгосрочной перспективе. Однако тема оставалась на периферии планов экономического развития страны в целом. Отчасти это объяснялось тем, что ветер перемен дул с Запада, геополитическое противостояние с которым обуславливало недоверие к любым инициативам с той стороны по принципу «что немцу хорошо, то русскому смерть». Энергетический переход, символом которого стало искаженное гневом лицо Греты Тунберг, был чужд российскому обывателю.

Читать также:  Семь проблем «Северного потока – 2»

России пора готовиться к энергопереходу

Еще год назад президентом США был Дональд Трамп, утверждавший, что глобальное потепление – афера, продвигаемая китайцами, чтобы ослабить американскую экономику. Выход США из Парижского соглашения в 2017 году лил воду на мельницу российского бытового скепсиса, успокоительно действуя на российские газовые и нефтяные компании. Китай, являющийся самым большим загрязнителем атмосферы на планете, вот уже несколько лет кряду остается крупнейшим инвестором в альтернативную энергетику. Но до сих пор Пекин не предпринимал попыток навязать «зеленую» повестку своим торговым партнерам, как это пытается делать Европа.

Ситуация стремительно изменилась в считаные месяцы. В начале 2021 года Джо Байден вернул США в Парижское соглашение, а уже в апреле этого года Вашингтон и Пекин, еще не завершив торговых войн, выступили с совместным заявлением о приверженности борьбе с глобальным потеплением. Китай уже приступил к торговле квотами на выброс на внутреннем рынке и вполне может распространить эту систему на своих торговых партнеров в обозримом будущем. Поводы и дальше демонстрировать пассивность окончательно исчерпали себя.

В случае России задача сложна вдвойне, поскольку требуется найти баланс между максимальным использованием возможностей традиционной энергетики и необходимостью реализовать огромный потенциал России в энергетике альтернативной. Это тот самый удар по экономике и те самые возможности, о которых на днях говорил спецпредставитель президента по связям с международными организациями для достижения целей устойчивого развития Анатолий Чубайс, рассуждая о влиянии энергоперехода на будущее мировое лидерство стран. При этом Россия – одна из тех стран, ресурс которых позволяет осуществить энергопереход с минимальными затратами.

Возможности по использованию природного газа в качестве сырья для производства водорода, а также системы газопроводов для доставки газово-водородных смесей в сопредельные страны – уникальное преимущество. И если сейчас водородная стратегия ЕС рассматривает газ как источник «серого», то есть недостаточно чистого водорода, то, возможно, уже завтра, захлебнувшись в погоне за исключительно чистым топливом (даже СЭС и ВЭС – ветряные и солнечные электростанции – в процессе своего строительства оставляют значительный углеродный след), Европа вновь увидит в России ключевого партнера для достижения общих целей.

В конце концов, безуглеродные топливо и электроэнергия являются не самоцелью, а лишь инструментами борьбы за лучшее будущее планеты.