Домой Общество Россия без собственной станции уступит космос США и Китаю

Россия без собственной станции уступит космос США и Китаю

Россия без собственной станции уступит космос США и Китаю

РКК «Энергия» приступила к созданию эскизного проекта Российской орбитальной служебной станции (РОСС), сообщил генеральный конструктор предприятия, бывший космонавт Владимир Соловьев. Однако окончательной уверенности в ее постройке и выходе России из проекта Международной космической станции (МКС) пока нет.

По словам Соловьева, сейчас ведется работа над техническим заданием, делаются проработки. Причем, инженеры стараются впрок — финансирование этого этапа работ откроется лишь в 2022 году. Предполагается, что модули новой станции могут быть запущены с помощью ракета «Ангара» в 2027 году, когда будет создана инфраструктура на космодроме «Восточный».

Национальная станция должна стать альтернативой российскому сегменту МКС, чей ресурс скоро будет выработан. «Мы должны летать на МКС до 2028−2029 года, чтобы хотя бы два года перекрыть „стык“ между завершением работы МКС и началом эксплуатации новой станции», — считает Соловьев. Пока же средства на поддержание российского сегмента выделены лишь до 2025 года.

До сих пор информация о РОСС была противоречивой. Научно-энергетический модуль строился с возможностью эксплуатации как на МКС, так и на РОСС. Не исключено, что принципиальное решение о приоритете национальной космической станции будет объявлено Владимиром Путиным уже через несколько дней во время его посещения космодрома «Восточный».

По мнению руководителя Института космической политики Ивана Моисеева, для эксплуатации собственной орбитальной станции России не хватает задач.

— На данный момент национальная станция России не нужна. Российский сегмент МКС, который работает с 1998 года, по настоящее время, недозагружен. Эксперименты, которые там ставятся, старые и не очень важные. А другой программы у станции нет. Поэтому создавать новую станцию нужно только при четком понимании, что на ней будут делать. Ведь строить ее очень долго и очень дорого.

В отличие от нас, Соединенные Штаты, которые собираются летать на МКС до 2030 года, сменили свою основную цель. Теперь они ориентируются на коммерческий сектор. И довольно успешно. То есть перестраиваются на ходу. А у нас такого пока нет. Были туристы, но с 2009 года они не летают. Японцы, правда, собираются, но это случайные планы, не системные.

Таким образом, сначала надо сформулировать концепцию новой станции. Сейчас ее проект находится в зачаточном состоянии в виде рисунков. Информация о проработке проекта направлена в правительство. А там часто заворачивают бумаги из-за непроработанности «экономики». Продавить этот проект будет тяжело. Хотя на совещании у президента в общих чертах подход был одобрен.

Но с тех пор видение станции несколько раз пересматривалось. Пока даже неясно, на какое наклонение выводить станцию. Если делать высокоширотную станцию — с большим наклонением (Соловьев называл 97−98 градусов, в отличии от 51 градуса у МКС — авт.), то это еще дороже. А главное, не нужно. Для наблюдения за Землей лучше подходят спутники.

«СП»: — Насколько расходы на строительство новой станции отличаются от расходов на поддержание работы российского сегмента МКС? Почему мы не можем коммерциализировать космос, раз это эффективно?

— Это сопоставимые суммы. А зарабатывать мешает то, что у нас нет коммерческих предприятий, которые занимаются космосом. «Роскосмос» со своей системой таковым не является. Он живет на бюджете. Из бюджета им дается фиксированная прибыль, но она очень не большая и предприятие не эффективное. Они и рады бы заняться коммерцией, но не могут. Так все устроено.

«СП»: — Тем не менее, МКС неизбежно износится, а значит, России следует предметно задуматься о новой станции. Говорят, что космонавты смогут жить на РОСС «вахтовым методом». Также речь идет об оснащении станции «облаком» спутников. Что имеется ввиду?

— Это так называемая «посещаемая станция». Сейчас на МКС, а до этого на «Мире», хотя бы один член экипажа на станции всегда должен был быть. Но может быть и по-другому. Экипаж прилетает, выполняет программу и улетает, консервируя станцию. Следующий экипаж, прилетев, расконсервирует ее и продолжает работу. Такой принцип хорош, когда нет насыщенной программы исследований.

Что касается спутников, то такие аппараты могут понадобиться для проведения исследований по материаловедению. На станции есть микровибрация, влияние людей, невесомость не идеальная. Это плохо влияет на опыты. Поэтому есть идея иметь поблизости аппарат, где этих факторов не будет. Американцы уже реализовали такую идею. Для других целей спутники не нужны.

Читать также:  Русский движок для Америки: 10 наших технологий РД-170 для Илона Маска

В перспективе станция может быть использована для работы со спутниками, запускаемыми на геостационарную орбиту. Поскольку они, как правило, очень дорогие, их можно запускать сначала на станцию, там проверять, если надо дозаправлять и уже потом направлять дальше, на орбиту… Но главное, нужна определенность, а то взгляды на вопрос у руководства «Роскосмоса» часто меняются.

Военно-политические аспекты национальной космической программы нам пояснил военный эксперт Алексей Леонков.

— МКС — это некий символ международного сотрудничества в космосе. И если лет 15 назад это выглядело естественно, то сейчас, в силу ряда обстоятельств, выглядит исключением из правил. Новые правила формируют американцы. Они придумали проект «Артемида», под которым подписались страны НАТО. Будут создавать собственную космическую программу, собственную орбитальную станцию с прицелом на колонизацию Луны.

Россию в этот проект не позвали. Поэтому хотим мы или нет, но нам надо создавать свою станцию. В этом вопросе имеет смысл смотреть на опыт Китая, который свою станцию создал и успешно ее эксплуатирует. Если судить по количеству пилотируемых запусков к ней и проводимым там экспериментам, китайцы идут по проторенной СССР дорожке. И на Луну свой аппарат заслали, и на Марс, и собираются отправлять на Венеру. Все развивается очень динамично.

На фоне китайцев и американцев невнятность российской космической программы немного настораживает. У нас еще есть хороший проект «Ангара», есть ракета «Союз», играющая международную роль — доставляет экипажи и грузы на МКС. Но что будет, если в 2025 году все это резко прекратится? Как внезапно американцы умеют сворачивать участие, мы только что видели в Афганистане. Было и нету.

И нельзя забывать, что США делают ставку на космические программы, в том числе в области вооружений. Милитаризация космоса у них записана в соответствующей национальной стратегии. Там четко зафиксировано, что будут разработаны планы и что их будут достигать. Быстро или медленно — это детали. По сути, они пытаются реализовать СОИ — стратегическую оборонную инициативу, которая во времена Рейгана дальше слов не пошла.

«СП»: — Тревожная информация…

— Рано или поздно мы окажемся перед фактом, что наши ракеты-носители никому не нужны. Американцы будут давить дешевизной — это основная программа Илона Маска. МКС может в 2025 году отвалиться — ее разберут на запчасти и спустят с орбиты. Китай в силу своей национальной программы будет пускать в нее только тех, кого посчитают нужными. И не факт, что с «тайконавтами» (китайские космонавты — авт.) полетят наши космонавты. А если и полетят, то на чьей ракете?

К сожалению, при большом количестве открытых вопросов у нас нет ясной программы развития нашей космической отрасли на десятилетия вперед. Приоритеты есть: Луна, Марс. А промежуточные цели какие?

«СП»: — А какие могут быть?

— Например, в СССР пришли к выводу, что полет к Луне возможен с использованием стартового комплекса, который находится на околоземной орбите. В нем будет не только жилой и научный модуль, но и площадка для сбора аппарата, который с орбиты будет стартовать на Луну. Сейчас это единственный способ долететь туда с модулями, позволяющими построить лунную базу. Ведь дальние полеты упираются в экономику. Важно, сколько стоит вывод, доставка килограмма груза.

Речь об авиационно-космических системах, когда стартует на орбиту не ракета, а некая сцепка разгонного модуля с орбитальным комплексом. Это может быть многоразовый корабль, выполняющий роль грузового корабля, способный выводить до 30 тонн на низко опорную орбиту, либо пилотируемый корабль, который может доставлять на орбиту, не считая экипажа самого орбитального самолета, шесть человек. Так американцы делают по программе «Спейс-Драгон».

Когда США и Китай получат авиационно-космическую технологию, стоимость выведения полезной нагрузки упадет в 20 раз. И тогда рынок запусков мы потерям. Хотя когда-то были первыми почти по всем направлениям в космосе.