Домой Экономика Семь проблем «Северного потока – 2»

Семь проблем «Северного потока – 2»

Семь проблем «Северного потока – 2»

Европа считает дни до окончания строительства газопровода «Северный поток – 2», а вместе с ними и все препятствия, которые остаются для его успешного запуска. Что еще теоретически способно помешать завершению российского газового проекта и как необходимо действовать Газпрому, чтобы избежать этих опасностей?

Целых семь препятствий на пути «Северного потока – 2» выделяет немецкая пресса.

Первое препятствие, на которое указывает немецкое деловое издание Handelsblatt – это, конечно, Газовая директива ЕС. Положение о том, что владелец газопровода одновременно не может быть и его оператором, раньше распространялось только на трубу, идущую по сухопутной территории ЕС. Но так как «Северный поток – 2» имеет только морскую часть, то это правило распространили и на морскую часть газопровода, проходящую в территориальных водах члена ЕС, а именно Германии.

Это значит, что даже когда будут запущены обе нитки «Северного потока – 2», выйти на полную мощность загрузки газопровод не сможет. Газовая директива заставляет половину мощности трубы отдавать неким альтернативным поставщикам в точке входа газопровода на территорию Германии в Балтийском море. Понятно, что технически сделать это невозможно. Да и практически – тоже. Лишнего газа для прокачки по российской трубе ни у Норвегии, ни у Алжира нет.

«Цель изменения антимонопольного регулирования была в том, чтобы специально усложнить работу «Северному потоку – 2». Но сделать это в жесткой форме не удалось. Удалось добиться компромисса. Жесткий вариант заключался в том, что нельзя было выдать исключение из-под действия новых правил. Мягкий вариант, который приняли, дает возможность трубопроводу получить исключение исходя из позиции той страны ЕС, куда первым приходит газопровод, то есть при доброй воле Германии», – говорит ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) и Финансового университета при правительстве РФ Станислав Митрахович.

Иными словами, Газпром получил лазейку для того, чтобы при поддержке Германии вывести «Северный поток – 2» из-под действия Газовой директивы ЕС и получить возможность запустить трубу на полную мощность вместо 50%. «Это сложный политико-правовой вопрос, но шансы у Газпрома очень хорошие», – считает эксперт. Раньше европейцы давали подобные исключения для «политически правильных» газопроводов из Азербайджана и Северной Африки.

У Газпрома есть несколько вариантов, как добиться загрузки новой трубы на полную мощность. Во-первых, это регистрация независимого оператора. Во-вторых, создание виртуального хаба в Балтийском море и продажа газа европейским покупателям в точке входа в территориальные воды Германии. Третий вариант – пустить в трубу кроме газпромовского газа других поставщиков из России, например, «Новатэк», чему Газпром может быть не очень рад. Еще один путь – проводить аукционы на бронирование 50% мощностей трубы, и если другой поставщик не найдется, то Газпром получает право заполнить всю трубу своим газом.

Газпром уже начал пробовать первый вариант – подал заявку на регистрацию оператора газопровода Nord Stream-2 AG как независимого оператора. «Он будет работать как бы сам по себе, формально будет иметь отдельную управленческую бюрократию, отдельные юридические счета», – говорит Митрахович.

Другое дело, что Германия пока не торопится рассматривать эту заявку. «Немецкому правительству и хочется, и колется. С одной стороны, им нужен «Северный поток – 2», с другой – Германия не хочет выглядеть так, будто она уступила России», – говорит собеседник. По его мнению, Газпром рассчитывает на то, что высокие цены на газ станут решающим фактором, который подтолкнет Германию открыть газовый кран на полную мощность.

Еще одним препятствием немецкое издание называет нового советника госсекретаря США по энергетической безопасности Амоса Хохштейна. Это серьезная политическая фигура и ярый противник газопровода, способный создать в США новые проблемы для «Северного потока – 2». Но действительно ли руководство США готово пойти на новые санкции против российского газопровода?

«Теоретически США могут ввести санкции непосредственно против самого Газпрома, ограничить ему долларовые транзакции, арестовать долларовые счета, оштрафовать европейские компании, которые что-то поставляют Газпрому. Но все эти меры ссорят Америку с Европой. Тогда как США вынуждены были согласиться на «Северный поток – 2», понимая, что инструментарий давления закончился, и дальше – это уже разрыв отношений с Европой. Вашингтон решил, что игра не стоит свеч. Америка не делала этого ни при Обаме, ни при Трампе, и решила не делать при Байдене», – рассуждает Митрахович.

Читать также:  Водородные планы Украины зависят от российского газа

Третье препятствие на пути «Северного потока – 2» – сопротивление Польши и Прибалтики. Польша уже выделилась тем, что своим иском навредила «Северному потоку – 1», а именно его сухопутному продолжению – газопроводу Opal. Судебный иск Польши заставил Opal работать только на половину мощности. Конечно, Польша продолжит подавать подобные иски и в истории с «Северным потоком – 2», тем самым усложняя жизнь Газпрому. Но все опять упирается в то, как долго европейская промышленность сможет терпеть высокие цены на газ.

Четвертое препятствие – это Украина, теряющая транзитные доходы с введением нового российского газопровода. Однако Митрахович считает, что Украина может только жаловаться и не более. Как только «Северный поток – 2» заработает, вес Украины как орудия в руках США против России резко снизится. Когда закончится действующий контракт в 2024 году, у Украины не будет рычагов для выбивания у Москвы нового контракта на невыгодных для Газпрома условиях.

Пятое препятствие – негативное отношение к газопроводу большинства депутатов Европарламента. Однако они не имеют властных полномочий для принятия невыгодных для Газпрома решений. Даже Еврокомиссия, на самом деле, мало что решает. Куда более значимый орган – это Совет Европейского союза, напоминает собеседник. Именно Совет ЕС вводит и санкции, и изменения в Газовую директиву.

«В Европейском парламенте достаточно симпатизантов Украины, но полномочия парламента ограничены. Евродепутаты не могут менять европейское право. А в Совете Европейского союза сильны позиции более крупных стран типа Франции и Германии, которые не хотят ссориться с Россией», – говорит Станислав Митрахович. Даже Чехия, несмотря на дипломатический скандал, заинтересована в «Северном потоке – 2», а также Австрия со своим хабом Баумгартен, куда приходит весь российский газ.

Еще два препятствия – это немецкая партия «Зеленые», которая на сентябрьских выборах может войти в правительство, а также экологические организации.

В частности, «Союз охраны природы Германии», который постоянно устраивает судебные разбирательства против российского газопровода. «Если к власти в ФРГ придет «зеленое» правительство, то, конечно, ситуация усложнится», – говорит эксперт ФНЭБ. Но претензии экологов звучали всегда, в том числе и к «Северному потоку – 1». Однако судебные власти Германии в предыдущие годы отклоняли подобные иски, и сейчас шансы на победу у экологов не велики, считает Митрахович.

«Если бы канцлером Германии стал «зеленый», тогда это стало бы проблемой. Но отдельно экологические организации вряд ли могут фундаментально изменить ситуацию», – говорит собеседник. Впрочем, по его мнению, любое правительство Германии все же будет опасаться исков компаний, которые вложили деньги в проект «Северного потока – 2». А также промышленного лобби и общественного мнения, которым и так не нравятся высокие цены на газ, и вряд ли они одобрят их рост, если «зеленый» канцлер остановит «Северный поток – 2».

Дело в том, что снизить цену на газ для своей промышленности и для населения Европа сможет, если снимет ограничения с «Северного потока – 2» и с газопровода Opal. «Думаю, что мотивация снизить цены на газ окажется в итоге ключевой для решения проблем «Северного потока – 2». Другой вариант – привлечь СПГ из Азии, но цены на него там еще выше. Других фундаментальных решений у Европы просто нет. Поэтому самый логичный выход – это снять ограничения с «Северного потока – 2», – заключает эксперт. Ни Алжир, ни Норвегия, ни Азербайджан не способны нарастить объемы поставок в ЕС. У Газпрома для этого есть все – и ресурсная база, и газопроводы.