Домой Экономика Водородные планы Украины зависят от российского газа

Водородные планы Украины зависят от российского газа

Водородные планы Украины зависят от российского газа

Украина всерьез решила заняться производством нового топлива. Президент страны требует проработать вопрос создания трубопровода для экспорта водорода в Европу, а «Нафтогаз» подписал с немецким трейдером меморандум о развитии водородных проектов. Киев пытается найти замену доходам от транзита российского газа по ее территории. Получится ли у него это?

Украинскому правительству надо проработать вопрос создания трубопровода для экспорта водорода из Украины в ЕС и привлечения инвестиций для реализации этого проекта. Такое решение дал Совет национальной безопасности и обороны Украины на основе указа президента страны. До конца года правительство также должно принять водородную стратегию Украины.

На прошлой неделе украинский «Нафтогаз» и германский газовый трейдер RWE подписали меморандум о развитии водородных проектов. Они касаются получения на Украине энергии «зеленого» водорода на основе возобновляемых источников, его хранения на территории страны и экспорта в Германию, рассказал председатель правления «Нафтогаза» Юрий Витренко. По его словам, стороны прямо сейчас начинают работать над пилотным проектом. Речь идет о производстве аммиака, который и будет транспортироваться в Германию, пояснил он.

Витренко рассказал о трех способах доставки водорода в Германию. Транспортировать водород как смесь с природным газом через существующую сеть газопроводов, либо отдельными газопроводами, или, наконец, морским путем. «Самый быстрый вариант – это транспортировать «зеленый» водород судами, которые уже используют для транспортировки аммиака, – так называемые газовозы», – пояснил Витренко.

Украинские компании, в числе которых «Энергоатом» и «Оператор ГТС Украины», поспешили вступить в Европейский альянс чистого водорода, который Еврокомиссия учредила буквально в июле. Туда вошли многие национальные энергетические и транснациональные компании, в частности E.On, BMW Group, General Electric, Areva H2Gen, Airbus, Alstom, BASF, Bosch Group, а также научно-исследовательские учреждения и Европейский инвестиционный банк.

В последнее время заявление о водородных амбициях делают многие. Еврокомиссия даже опубликовала свою водородную стратегию для достижения цели сделать из Европы климатически нейтральную территорию. Инвестиционный потенциал рынка водорода в ЕС оценивается в 470 млрд евро до 2050 года. Следом свою водородную стратегию подготовила и Россия. Российский Газпром и «Росатом» строят планы по производству чистого водорода чуть ли не с 2024 года.

Украина подобными заявлениями тоже пытается влиться в модный тренд, считает ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) и Финансового университета при правительстве РФ Станислав Митрахович. Однако не стоит забывать, что водородное топливо – это топливо будущего, а не настоящего. Его сейчас, конечно, производят, в том числе и в России, но используют для внутреннего потребления, в частности нужд нефтехимии. Но никто еще не пытался транспортировать это довольно летучее и опасное топливо.

По словам Митраховича, идут дискуссии даже о том, сможет ли новый современный газопровод «Северный поток – 2» в будущем транспортировать водород, что уж говорить о морально и технически устаревшей газотранспортной системе Украины, которая была построена в советские годы и которую никто никогда серьезно не модернизировал.

К транспортировке водорода или метанводородной смеси предъявляются принципиально разные требования к качеству металла – как для линейной части, так и для оборудования компрессорных станций и газоперекачивающих агрегатов. Эти дорогостоящие части системы придется модернизировать, и, по сути, потребуется создавать новую газотранспортную систему.

Чтобы модернизировать действующую украинскую газовую трубу под экспорт водорода, потребуются колоссальные инвестиции, которых на Украине не было и нет, указывает Митрахович. Германия вряд ли захочет оплачивать создание новой промышленной отрасли на Украине, когда такое нужно самим.

Даже если предположить, что на Украину свалятся деньги на модернизацию трубы, то непонятно, где она возьмет сам водород для экспорта.

Европа делает ставку на «зеленый» водород, выработанный методом электролиза с помощью возобновляемых источников энергии – ветряных, солнечных и малых водных электростанций (большие ГЭС в эту категорию не входят). Однако на Украине нет достаточных объемов энергии, вырабатываемых ВИЭ. Чтобы дойти до производства водорода, необходимо вложить в ветряки и солнечные панели огромные инвестиции, которых внутри страны нет и их надо искать за рубежом. По данным на конец 2020 года, доля ВИЭ в общей структуре энергетики Украины составляет всего 8%. Больше половины энергии по-прежнему производят АЭС, а около трети – ТЭС.

Читать также:  Кофе станет дефицитным продуктом уже в этом году

Отсюда возникает потенциальная возможность производить на Украине «желтый» водород, выработанный из энергии АЭС. Для начала надо еще будет убедить ЕС покупать «желтый» водород, говорит Митрахович. Ведь большинство европейских стран принципиально отказываются от атомной энергетики – закрывают действующие и отказываются строить новые реакторы.

Более того, к моменту, когда водородная тема превратится в реальность, атомная энергетика Украины может легко сойти на нет. Ее атомные станции, построенные еще при СССР, доживают последние годы, а новые блоки никто и не думает строить. Сроки службы большинства реакторов в стране истекли в прошлом 2020 году, у некоторых – еще раньше. Их удалось продлить, но у одних реакторов – лишь на 10 лет, у других – на 20 лет. Дальше продлевать их работу не факт, что получится. Риски могут быть слишком высокими.

Третий вариант – Украина могла бы производить голубой или бирюзовый водород и экспортировать его в Европу по своей модернизированной газовой трубе. Проблема в том, что своего газа Украине не хватает даже для удовлетворения собственных нужд,

ей приходится импортировать голубое топливо по высоким европейским ценам и поднимать тарифы собственному населению. В среднем Украина добывает около 20 млрд кубометров газа в год, и с 2017 года добыча постоянно падает, но приходится импортировать еще около 10 млрд кубометров газа. А голубой или бирюзовый водород так или иначе производится из газа. Поэтому здесь придется договариваться не только с Европой о том, чтобы она захотела купить такой водород у Украины, но еще и с Россией о том, чтобы купить у нее сырье для производства водорода.

Эта схема еще более запутанная и малореализуемая. Пока Россия строит планы самостоятельно производить водород из энергии АЭС и ГЭС, а также из газа и транспортировать его по собственной газотранспортной системе в Европу. Хотя и здесь вопрос до конца еще не решен, так как до конца остается неясным, насколько оправданной окажется модернизация газопроводов под прокачку водорода. Возможно, в итоге Россия с Европой договорятся о транспортировке по существующим трубам все того же природного газа из России, а производство водорода будет осуществляться уже внутри ЕС.

«Украина раскручивает эту тему только потому, что она модная, но практических решений для ее реализации на ближайшем горизонте я не вижу. Возможно, им удастся договориться с ЕС о каком-нибудь эксперименте на территории Украины, в который от нечего делать Германия вложится. Либо расчет Киева на то, что к власти в Германии придут «зеленые». Потому что один из лидеров «зеленых» приезжал на Украину и пообещал им дать оружие и т. д. Но это какая-то пагубная самонадеянность, и очень много «если», – говорит Станислав Митрахович.

На его взгляд, Украина парит в облаках, вместо того чтобы твердо встать на ноги. «Практичным вариантом для страны было бы решение потратить деньги на модернизацию своей газотранспортной системы, чтобы получить возможность дать более низкий тариф прокачки газа, чем дает Польша. Столь привлекательным коммерческим предложением Киев смог бы перетянуть Газпром на свой маршрут», – резюмирует собеседник. Тем самым Украина обеспечила бы себе сохранение дохода от транзита газа даже при работе «Северного потока – 2» и «Турецкого потока» после 2024 года, когда заканчивается действующий контракт с Газпромом.